Социальная жизнь природы: эколого-техническая система реки Нарын — Сырдарья

Социальная жизнь природы: эколого-техническая система реки Нарын — Сырдарья — Экология АКИpress

Экология АКИpress - Социальная жизнь природы: эколого-техническая система реки Нарын — Сырдарья

Доктор антропологии Жанн Фью деля Круа,
профессор Адхам Аширов,
доцент Мохира Суяркулова,
докторанты Гульзат Баялиева и Айбек Самаков.

Реки, часто описываемые, как важные артерии земли, «текущие сами собой» предполагают повествовательную нить столь же убедительную как и сила гравитации. «Таинственная» река (так иногда толкуют название Сырдарьи), известная для Александра Великого как река Окс, несет талые воды с вершин западного Тянь-Шаня Кыргызской Республики.

Сырдарья, и ее верхнее течение — река Нарын, нисходит через Кыргызстан в густонаселенные сельскохозяйственные оазисы в Узбекистане и Таджикистане, пройдя 3000 километров, она достигает береговой линии некогда обширного Аральского моря на западе Казахстана. Города Шелкового Пути и ирригационные сети изменялись вместе с переменчивым руслом реки. До начала массового строительства инфраструктуры в 20 веке, здесь были тугайные леса, обитаемые тиграми. Во время раннего Советского периода прилагалось много усилий на создание большой речной системы.

В послевоенное время население и экономика Советских Республик центральноазиатского региона стали неизбежно взаимосвязаны друг с другом из-за строительства больших гидроэлектростанций и ирригационных каналов. Две взаимозависимые речные системы, контролировались из Ташкента: первая - широкомасштабная орошаемая система зерна, табака, овощей и короля урожая – хлопка. Вторая - высокогорные дамбы, обеспечивающие воду для ирригации в низовьях, так же были предназначены для обеспечения региона электросетью.

Эти аспекты Нарына - Сырдарьи можно посмотреть как на природно-техническую систему, которая охватывает не только водных экотопов, но и непосредственных водопользователей. Природно-техническая система, термин предложенный Сарой Притчард, позволяет посмотреть на реку как одновременно природную и техническую конструкцию.

Перегрузка Сырдарьи трансграничной системой имело свои радикальные последствия - истощая притоки Аральского Моря для расширения агрикультуры вызвало экстремальное сокращение площади его поверхности. Испарение 90% поверхности моря негативно повлияло на экологию, экономику, рыболовную индустрию, и здоровье человека.

Во время гласности судьба Аральского моря и другие экологические катастрофы стали доступны для общественного обсуждения. Однако, дезинтеграция этой системы не привело к более справедливому распределению воды или улучшению состояния речных ресурсов. С развалом Советского Союза начались водные споры: централизованная плановая экономика рухнула, и, основной региональный обмен отправки воды, и других видов энергии, распались. Границы были милитаризированы и мосты разрушены, отрывая друг от друга таджикско-узбекско-киргизские семьи. Появились конфликты между фермерами нуждающимися в воде, и электричестве в суровые зимние дни.

Споры об объеме воды, и расчет времени выпуска воды из водохранилищ бурно обсуждаются странами в верхних и нижних течениях реки. Пестициды и городское загрязнение до сих пор продолжают накапливаться в реке, несмотря на гибель тяжелой индустрии, и улучшение качества воды в некоторых отношениях. И конечно не будем забывать об открытых урановых хвостохранилищах у истоков реки, угрожающие катастрофой в зоне землетрясения.

В политических и новостных сводках доминирует упрощенное видение Сырдарьи попросту как спорные водный объект, как потенциальный ресурс для произведения электричества или урожая тут и там. Результатом такого освещения событий является то, что жители верхних истоков реки считают, что большая часть реки тратится впустую, если она не копится в дамбах.

Такое представление о речных ресурсах также означает что, целые хозяйства, основанные на сборе тростника в дельтах Сырдарьи, где тростник используют в качестве корма для скота, и приносят доход, остаются непризнанными важными аспектами жизни реки.

Стремление использовать реку в полной мере, приводит к использованию ее самыми неожиданными способами. Мы видим, что вдоль Сырдарьи создаются мелководья и тростниковые системы, а в Таджикистане - новые природные заповедники на основе этих систем. Манипуляции с потоком реки лишило Аральское море его объемов, но также эти же потоки сформировались для пополнения Арнасайской низины на западе Ташкента, образуя новую экосистему для перелетных птиц.

С сотнями исчезающих ледников на Тянь-Шане, вопрос о том, как и когда Сырдарья достигает определенные местности, теперь обсуждается в контексте климатических изменений далеко за пределами Центральной Азии. И тогда «экологические» элементы Сырдарьи начинают ставить под сомнение доминирующее, крайне устаревшее техническое видение жизни реки.

×

up