Еco AKIpress: Началось ли шестое массовое вымирание на Земле? Мнения ученых

Экология АКИpress - За всю историю планеты было пять массовых вымираний. Ученые спорят, началось ли шестое

«Мы теряем птиц и насекомых». К чему приведет вымирание животных?

Издание Republic 27 марта 2018 года

Михаил Тищенко

unnamed

Во Франции постепенно исчезают птицы. Согласно свежему исследованию, за 15 лет их популяция в сельской местности сократилась на 30%. Для некоторых видов цифры гораздо выше – популяция лугового конька (птицы из семейства трясогузковых) – снизилась почти на 70%. В некоторых местах полностью исчезли куропатки и жаворонки. «Ситуация катастрофическая, – говорит один из исследователей, биолог из Французского национального музея естественной истории Бенуа Фонтен. – Эти территории превращаются в пустыню».

Это происходит и в других европейских странах. По данным британского Королевского общества защиты птиц (RSPB), за несколько десятков лет популяция птиц, живущих в сельской местности Европы, сократилась более чем наполовину. В Великобритании численность некоторых видов с 1970 года сократилась примерно на 90%. Средний показатель составил 56%.

Одна из вероятных причин – активное использование пестицидов, сокращающее популяцию насекомых, которыми питаются птицы. «Многие из них питаются беспозвоночными и кормят ими свое потомство, – говорит один из руководителей RSPB Ричард Грегори. – Эти беспозвоночные гибнут от пестицидов, при этом в сельском хозяйстве используются все более мощные средства. Есть достаточно оснований для того, чтобы связать это с сокращением численности других видов». Так, исследование, опубликованное в 2017 году, показало, что в заповедниках Германии значительно снизилась популяция насекомых – сокращение биомассы составило более 70% (на это, как отмечали исследователи, могло среди прочего повлиять и применение пестицидов на прилегающих территориях).

Согласно отчету Агентства по охране окружающей среды США, несколько распространенных пестицидов могут представлять опасность практически для всех видов на территории страны, находящихся под угрозой уничтожения. Отравление этими веществами может представлять риск и для людей – по данным доклада ООН, это приводит к гибели около 200 тысяч человек в год. Его авторы отмечают, что чрезмерное использование пестицидов поддерживается их «агрессивным продвижением» со стороны крупных производителей. Глобальный рынок пестицидов составляет около $60 млрд, и, как ожидается, в ближайшие годы он будет расти.

По разным оценкам, количество видов, исчезающих каждый год, может исчисляться сотнями и тысячами. Некоторые исследователи считают это началом массового вымирания – глобальной катастрофы, приводящей к исчезновению большинства видов на планете. В истории было пять таких периодов, последний произошел десятки миллионов лет назад. На этот раз катастрофа может произойти из-за человеческой деятельности.

Тенденции

Точных данных ⁠о масштабах исчезновения видов и сокращении популяций нет. Прежде всего потому, ⁠что их общее число неизвестно. По оценкам ООН на начало ⁠2000-х годов, количество ⁠предположительно существующих на Земле ⁠видов составляет около 14 ⁠млн, из них известны лишь 1,7 млн – менее 15%. Исследование ученых из Канады и США, опубликованное в 2011 году, оценило общее предполагаемое число видов эукариотов (организмов, клетки которых обладают ядром) в 8,7 млн. Доля известных видов в этом домене, согласно источнику, также не превышает 15%.

«Эту группу [неизвестных пока видов] составляют в основном небольшие организмы, многие из них обитают в местах, которые сложно исследовать, – говорит один из авторов исследования, участник программы ООН по охране окружающей среды Дерек Титенсор. – Когда мы говорим о видах, то, как правило, представляем себе млекопитающих или птиц. Но в тропиках, например, легко найти новые виды насекомых. А если исследовать океаническое дно на большой глубине, большинство найденных видов, скорее всего, окажутся неизвестными».

Тем не менее мониторинг известных видов может дать определенную перспективу. Согласно отчету Всемирного фонда дикой природы за 2016 год, общая численность позвоночных животных, которые учитываются в индексе LPI (Living Planet Index, оценивающий состояние 14 тысяч популяций, включающих около 3,7 тысячи видов в разных частях мира), за несколько десятков лет снизилась почти на 60%. По расчетам авторов доклада, сейчас число особей сокращается примерно на 2% в год. Среди основных причин – потеря привычных мест обитания (из-за сельского хозяйства, вырубки лесов, городского строительства и так далее), промышленное загрязнение и изменение климата.

Оценки скорости вымирания видов расходятся. Список, составленный Международным союзом охраны природы, упоминает 866 видов исчезнувших за несколько сотен лет. Но другие приводят гораздо более высокие цифры. Всемирный фонд дикой природы, ссылаясь на экспертные расчеты, предполагает, что речь может идти о потере от 0,01% до 0,1% от общего числа видов ежегодно (если взять за основу цифру 10 млн, это означает от одной до десяти тысяч видов в год). ООН заявляла, что потери еще выше – десятки тысяч видов в год.

Такие оценки основаны, в частности, на модели, учитывающей сокращение мест обитания живых организмов – например, тропических лесов, территорий с высоким уровнем биологического разнообразия. Она предполагает зависимость между этим процессом и вымиранием видов. Хотя критики считают, что полученные таким образом цифры завышены. Как отмечает профессор экологии Калифорнийского университета Стивен Хаббел, по мере исчезновения лесов, в частности, на оставшихся территориях сохранялось больше видов, чем можно было бы ожидать в соответствии с этой моделью. Он считает, что необходим более масштабный мониторинг, чтобы убедиться, что вид, обитавший на вырубленном участке леса, уничтожен до последней особи, а не, например, перебрался на другие территории.

Но есть и другие критерии. Как отмечают исследователи из Эксетерского университета в недавно опубликованной работе, сокращение биологического разнообразия в экосистеме (даже если речь не идет о глобальном исчезновении видов) повышает риск того, что утрата отдельных видов, элементов пищевой сети может вызвать цепную реакцию. Это касается в том числе представителей одного пищевого уровня – например, хищников или паразитов. Более ранние эксперименты тех же авторов показали, что удаление одного из таких видов из экосистемы может способствовать росту популяции одного из видов (который ограничивал хищник, исчезнувший первым) и вытеснению других видов того же уровня (включая те, от которых зависел хищник, исчезнувший вторым). Поздние исследования указывают на то, что этот эффект больше проявляется в простых системах, с меньшим числом видов на всех уровнях.

Потери

Экономический эффект, связанный с такими процессами, сложно оценить. «Лес – это не только деревья, – говорит один из руководителей Всемирного фонда дикой природы Марко Ламбертини. – Это растения и животные, превращающие лес в живую систему, которая вырабатывает кислород, регулирует водный режим и сохраняет почву. Для этого непросто назначить цену».

Тем не менее существуют расчеты экономической ценности экосистем на локальном и глобальном уровне. Один из методов – использование наряду с ценами на непосредственно добываемое сырье (например, древесину) социологических данных о «готовности платить» (willingness-to-pay) за доступ к природным благам (например, лесной туризм). Исследование, опубликованное американскими биологами и экономистами в середине 1990-х годов, утверждало, основываясь на такой методике, что глобальный экономический эффект от экосистем может составлять от $16 трлн до $54 трлн в год.

Есть и другие методы расчетов. Исследователи из университета Северной Аризоны и других американских институтов оценили, как разнообразие видов луговых растений влияет на способность этих зон улавливать диоксид углерода и в ходе фотосинтеза накапливать углерод, часть которого затем попадает в почву. Исходя из этого, они попытались рассчитать экономический эффект, основываясь на данных правительства США о преимуществах снижения углеродных выбросов. Авторы пришли к выводу, что при добавлении новых видов растений эффективность экосистемы – с точки зрения накопления углерода – повышается, растет и экономический эффект. По их расчетам, при добавлении лишь одного вида на охраняемые луговые территории в США площадью 29 млн акров он в течение ближайших десятилетий составил бы $700 млн.

Один из примеров потерь – кораллы. В океанах ускоряется обесцвечивание кораллов – процесс, вызванный загрязнением воды и повышением ее температуры, может привести к их гибели. По некоторым прогнозам, к концу столетия коралловым рифам может грозить уничтожение. Они являются основой экосистем, от которых зависят многие виды, включая тысячи видов рыб. По данным Всемирного фонда дикой природы, от них, в свою очередь, зависят около миллиарда человек, добывающих рыбу и другие морепродукты. Только туризм, связанный с коралловыми рифами, по некоторым расчетам, оценивается в $36 млрд в год. Общий экономический эффект от этих экосистем, по данным исследователей Смитсоновского института, ежегодно составляет около $300 млрд.

Аргументы

Как обосновывают теорию, что шестое массовое вымирание на Земле уже началось? Ее сторонники указывают на то, что современный процесс исчезновения видов, даже если принять в расчет консервативные оценки, значительно превышает нормы (естественное вымирание – часть эволюционного процесса). Исследователи из университетов Мексики и США, проведя расчеты несколько лет назад, утверждали, что процесс среди позвоночных – очевидно, из-за человеческой деятельности – ускорился примерно в сто раз. Это сопровождается и сокращением популяций. Согласно другому исследованию, среди известных видов сухопутных позвоночных примерно треть переживает сокращение численности и ареалов обитания.

«Мы теряем популяции птиц и насекомых, от которых зависит наше сельское хозяйство, – говорит один из авторов, руководитель центра сохранения биологического разнообразия Стэнфордского университета Пол Эрлих. – Сокращение популяций нарушает работу системы, которая поддерживает нашу жизнедеятельность».

Сторонники теории о шестом вымирании считают, что ситуацию еще можно изменить. «Активные действия по сохранению биологического разнообразия могут предотвратить драматичное развитие событий», – пишут они. Хотя некоторые пытаются представить ситуацию иначе, утверждая, что массовое вымирание, даже если оно уже началось, – естественный процесс, из-за которого не нужно беспокоиться сверх меры. Критики же считают подход, отрицающий ответственность человечества, проявлением антропоцентризма.

На смену исчезнувшим видам, заявляет профессор эволюционной биологии Йоркского университета Крис Томас, приходят другие. «Для выживания нам нужно лишь небольшое число видов, – рассуждает биолог из университета Джорджа Вашингтона Александр Пайрон. – Даже если вымирание полярных медведей вызовет цепную реакцию, которая как-то нас затронет, мы переживем. Если на планете будет меньше видов, меньше нетронутых лесов, меньше дикой природы – ничего страшного».

Палеонтолог Смитсоновского института Дуглас Эрвин считает, что если бы новый глобальный катаклизм уже был запущен, то его уже нельзя было бы остановить, он привел бы к коллапсу экосистем и катастрофическим последствиям для человечества. «Я не говорю, что люди не причинили экосистеме большого вреда, что виды не исчезают. Но люди, которые говорят о шестом вымирании, просто мало знают о таких вещах. Если бы оно действительно началось, осталось бы только пойти и напиться».

По мнению Эрвина, если человечество будет развиваться в том же направлении, процесс рано или поздно будет запущен. «Думаю, это повод для оптимизма, – говорит он, – поскольку это значит, что у нас еще есть время, чтобы избежать Армагеддона».

Поделись реакцией: Муж. Жен.
Улыбка
Грусть
Удивление
Злость
Необходимо авторизоваться
Комментарии в ВЫХОДНЫЕ дни и НОЧНОЕ время (с 18.00 до 9.00 по Бишкеку) будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Фотоматериалы
×

up