Как влияет скашивание конопли на экосистему? Ответ ученого

Экология АКИpress - Депутат Жогорку Кенеша Дастан Бекешев задался вопросом, каким образом скашивание конопли влияет на экосистему. Он обратился за ответом в Институт биологии НАН КР.

«Естественная природа не может быть тупой. Всё, что придумано природой обязательно имеет свою причину и необходимость. Природа не может ошибаться и выводить не нужные миру создания. Даже если такие создания, по мнению человека, есть, то я думаю, мы просто не изучили до конца природу. Каждый год, начиная с весны и заканчивая осенью, правоохранительные органы и органы местного самоуправления докладывают нам об объёмах скошенной дикорастущей конопли. Это происходит каждый год. Сколько денег и сил тратится на это, никто естественно не считал. Я же задался вопросом, а изучал кто-либо влияние скашивания дикорастущей конопли на экосистему? Наверняка, какие-то растения, насекомые и животные живут и развиваются благодаря конопле», - написал депутат на своей страничке в «Фейсбуке».

Бекешев написал, что отправил запрос в Государственное агентство охраны окружающей среды и лесного хозяйства, «но они никаких исследований не проводили».

«Когда-то в Советское время постановили «косить», вот и косят траву. Затем я направил письмо в Национальную академию наук. Мне прислали хорошее и весьма умное письмо. Суть сводится к тому, что исследований у нас и за рубежом ещё не было; можно провести исследования, но денег на это нет; какое-то влияние скашивания на экосистему есть, но конопля очень быстро восстанавливается и её косить нужно каждый год», - пишет депутат.

«А не лучше ли подумать о промышленном производстве конопли в медицинских и текстильных целях? Естественно, такое дело государственным органам доверять нельзя. Это может работать как государственно-частное партнерство. Или будем веками косить, причём безрезультатно?» - добавил Дастан Бекешев.

Он опубликовал ответ директора Института биологии наук НАН КР, профессора Джамили Карабековой.

В письме ученого говорится, что специальные исследования воздействия скашивания дикорастущей конопли на экосистемы (на конкретные локальные биоценозы и на окружающую среду в более широком понимании) Институтом не проводились – судя по доступным архивным данным о тематиках НИР за период с 1960-х годов. «За последние 30 лет специалисты несколько раз выдавали заключения и справки о возможных агентах биологического способа борьбы с коноплёй и/или о целесообразности использования химических гербицидов для этой же цели», - говорится в письме.

Карабекова отмечает, что зарубежные источники (публикации) освещают главным образом технологии промышленного выращивания (как технической культуры) и методы уничтожения (как сорняка и источника психотропных веществ); примеры прогноза последствий выкашивания нами не найдены. В единичных публикациях содержатся описания частной экологии отдельных биологических видов, связанных с зарослями дикорастущей конопли трофически (организмов, питающихся разными частями растений конопли) и/или хорологически (организмов, произрастающих/обитающих в экосистемах с доминированием дикорастущей конопли).

Тем не менее, экспертам известны в общих чертах видовой состав в образуемых Cannabis ruderalis и C. sativa экосистемах (конопляниках), а также происходящие в них процессы.

«C. ruderalis Janisch. и C. sativa L. (в национальном «Кадастре» приняты два вида конопли – к. сорная и к. посевная, – однако систематическая структура рода Cannabis дискуссионна) произрастают в КР обычно на землях, покрытых рудеральной (сорной) растительностью и в уже нарушенных растительных сообществах, поэтому существенного урона от скашивания её зарослей другим, ценным с различных точек зрения, растениям – нет. С коноплёй в Кыргызстане связаны не столь уж много видов насекомых – всего около 200 (из них массовых видов – 5–10%). Имеется предположение, что это обусловлено сравнительной целостностью и устойчивостью энтомокомплекса в естественных популяциях конопли, по сравнению с энтомокомплексами на её промышленных посевах (до НТР в области синтеза полимерных волокон и заменителей карбоновых кислот, коноплеводство было развито практически всесветно). Комплекс вредителей конопли в КР также специально не изучался», - утверждает глава Института биологии.

Карабекова перечислила распространенные виды насекомых-конопляников:

«Судя по материалам фондовой коллекции IBB и архивным данным, в целом по республике в энтомофауне конопляников доминируют широко распространённые полифаги – бобовая перевязанная цикадка Aphrodes bicinctus (Schrank), двухточечная цикадка Kyboasca bipunctata (Oshanin), свекловичная, или бобовая, тля Aphis fabae Scopoli, подсолнечниковый усач Agapanthia dahlii (C.Richter), свекловичный чёрный долгоносик Psallidium maxillosum (F.), луговой мотылёк Loxostege sticticalis (L.), разноядная минирующая мушка Phytomyza atricornis Meigen, ростковая муха Delia platura (Meigen). Обычны также клопы-слепняки, щитники, листоеды-блошки, листовёртки-чеканщицы Clepsis spp., подгрызающие совки (из родов Euxoa, Agrotis, Xestia), многоядные совки Heliothis spp., металловидки, златоглазки, пчёлы-галикты и др. На вторых ролях б.-м. узкие олигофаги – конопляная тля Phorodon cannabis Passerini, конопляная блошка Psylliodes attennuata (Koch), конопляная минирующая мушка Liriomyza cannabis Hendel, посконниковая минирующая мушка Liriomyza eupatorii (Kaltenbach).

Заросли конопли также являются прибежищем или кормовым субстратом для разнообразных (скорее всего, – преимущественно неспециализированных) видов других беспозвоночных (нематод, моллюсков, паукообразных), а также грибов (микромицетов)».

Также в письме говорится, что в зарослях дикорастущей конопли могут гнездиться несколько видов птиц из отряда воробьинообразных. Семенами конопли питаются не менее десятка видов, как оседлых, так и зимующих птиц.

«Однако, как следует из анализа орнитологических учётов, щеглы, коноплянка, вяхирь, зеленушка, чечётки и чечевицы являются экологически пластичными видами и с не меньшим успехом используют иные сходные биотопы и виды корма», - пишет ученый.

О наземных позвоночных (грызунах, жабах, рептилиях), связанных в КР с зарослями дикорастущей конопли, сведений немного, а из того, что известно достоверно, можно заключить, что эти связи также не являются облигатными.

«Экологическое значение конопляников, как правило, двойственное: польза таких зарослей может проявляться в случаях, когда они являются естественным резервуаром полезной фауны – насекомоядных птиц, ос-энтомофагов, наездников, различных опылителей. Важная деталь: заросли конопли не являются характерным биотопом ни для одного из видов растений, грибов и животных, занесённых в Красную книгу КР. Наличие отдельных эндемичных видов вполне возможно», - говорится в письме.

Безусловно, как добавила Карабекова, выкашивание зарослей конопли оказывает некоторое воздействие на позвоночных и беспозвоночных, для которых данное растительное сообщество является прибежищем или источником пищи.

«Биоэкологическая структура в конопляных фитоценозах сложная, так как зависит от соотношения матёрки и поскони (конопля – растение двудомное, хотя существуют также однодомная и феминизированная формы), помимо богатого набора иных факторов. Это обстоятельство, несомненно, усложняет оценку воздействий на экосистему зарослей конопли. С другой стороны, конопля – однолетник с мощным семяпродукционным потенциалом, поэтому, принимая во внимание пластичность и широкое распространение, какое-либо деструктивное воздействие на природные запасы данного вида характеризуется лишь временным эффектом. Другими словами, уничтожать коноплю хлопотно – она легко входит в состав разнообразных растительных сообществ и образует многочисленные очаги репродукции. Последствия выкашивания зависят от конкретной обстановки (местоположения), размера площади, а также от сезона и от того, удаляется ли скошенная зелёная масса или остаётся на месте (высыхает в сухой сезон, перепревает осенью и зимой)», - сообщает ученый.

В отношении возможности осуществления на базе Института биологии целевых исследований влияния выкашивания дикорастущей конопли на растительный покров и животный мир Д.Карабекова отметила два обстоятельства:

Первое – Институт пока ещё располагает квалифицированными кадрами и базовым научным оборудованием для решения данной задачи: можно вынести соответствующую тему на рассмотрение учёным советом, разработать план НИР, подобрать исполнителей (экспертов), оформить договорённости с ОВД и ОМС;

Второе – Институт получает финансирование исключительно в размере заработной платы персонала (то есть на полевые наблюдения, командировки и информационное обеспечение в бюджете средств нет), а в рамках внедряемой в настоящее время проектно-грантовой системы финансирования науки исследование подобного характера осуществить не получится.

Комментарии будут опубликованы после проверки модератором.
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком
Фотоматериалы
×

up